Журнал Формула Рукоделия/Что почитать?/Cтатьи/ О чем рассказывают старинные...

О чем рассказывают старинные вышивки? Ирина Чурина, 25 декабря 2017, 10:33

Рубрика:   История в рукоделии
Тип материала:   Статья
Вид рукоделия:   Вышивка, Шитьё



На рисунок, выбираемый вышивальщицей, влияют ее личный вкус и предпочтения, назначение предполагаемой работы, но также мода и разнообразие предлагаемых ей издателями рисунков и узоров.

«Тысячи загадочных рисунков»
Обращаясь к старинным «канвовым узорам», современница заметит, что выбор ее предшественниц разительно отличался от нынешнего, и ей не всегда понятен рисунок, избранный мастерицей: сочетание якоря и сердца, агнца и креста могут показаться странными и неуместными для декора вышитых вещиц.
Однако надо сказать, что символы в вышивке появились много раньше расцвета вышивки крестом и популярности берлинской шерсти. Сборники эмблем, вобравшие в себя античные и средневековые традиции, появляются в XVI – XVII веках, и некоторые из них в то же время можно увидеть в вышивке.
В 1795 году в Лейпциге, например, было издано «Руководство по рисунку, живописи и вышивания для самообучения дам» И.Ф. Нетто. Альбом, вероятно, имел успех, экземпляры его сохранились в музее Купер-Хьюитт (Нью-Йорк), в частной коллекции Е.С. Юровой (Москва). Кроме подробных советов по вышивке в различных техниках, издание содержит образец вышивки гладью, где среди изображений можно видеть рог изобилия, урну, усеченную колонну, факел, так характерные для бытовой дворянской культуры.

Рисунок для вышивания из альбома И. Зибмахера. Нюрнберг, 1604 г. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Веер. Вышивка гладью. Германия, 1814. Музей Метрополитен. Нью-Йорк. Изобр: жертвенник, у основания которого рог изобилия и медальон с надписью «souvenir 1814».


Поскольку реформы Петра I совершенно изменили уклад российской жизни – введено было новое летоисчисление, новое платье, новые нравы, – вышивальные традиции также изменились сами собой. К XIX веку русская аристократия была, кажется, даже более европейской, чем мы с вами: писала, читала и говорила больше на французском, на немецком и английском языках, следовала европейской моде. Декоративно-прикладное искусство оказалось под влиянием европейских традиций – разумеется, и вышивка тоже. В ней явились общеевропейские эмблемы и символы, мотивы и сюжеты, которые заимствовались через импортные рисунки для вышивки, модные журналы и подражание привезенным образцам. Символы эти были понятны, эмблемы читаемы, так как с детства стали входить в круг познаний дворян. И.С. Тургенев в романе «Дворянское гнездо» пишет о воспитании главного героя Ф. Лаврецкого: «По воскресеньям, после обедни, позволяли ему играть, то есть давали ему толстую книгу, таинственную книгу, сочинение некоего Максимовича-Амбодика, под заглавием «Символы и эмблемы». В этой книге помещалось около тысячи частью весьма загадочных рисунков, с столь же загадочными толкованиями на пяти языках. Купидон с голым и пухлым телом играл большую роль в этих рисунках…»
Мотивы, символы и эмблемы встречались в повседневности русского дворянства: на столовом фарфоре, ювелирных украшениях, в книжных гравюрах, в личных альбомах…
Сравнение изображений вышивок с альбомной графикой здесь не излишне, ведь альбом для своей хозяйки был средоточием ее мыслей, вкусов, поэтических образов в той же мере, что и вышивка.


Рисунки для вышивки крестом. Германия, XIX в. Исторический архив Rivierenland, Нидерланды.


Конечно, вы не раз видали
Уездной барышни альбом,
Что все подружки измарали
С конца, с начала и кругом…
Тут непременно вы найдете
Два сердца, факел и цветки;
Тут верно клятвы вы прочтете
В любви до гробовой доски…
А. С. Пушкин.
Евгений Онегин.

Альбом нередко украшался вышитым переплетом, а искусствовед А.В. Корнилова даже приводит пример хранения вышивки в альбоме: «Сентиментальные барышни подчас вклеивали в альбомы вышивки бисером или шелком по белому атласу. Таков «Мопс» из альбома А. Гуриеловой в собрании Государственного литературного музея». Потому вышитые символы вполне можно соотносить с символикой девичьих и дамских альбомов той поры. Встречаются чаще античные и христианские по происхождению символы, по значению – религиозная, любовная, мемориальная символика.
Сердце. Пламенеющее сердце как символ любви утвердился в европейской изобразительной традиции в XVII веке, когда получил развитие культ «сердца Иисуса» и было установлено соответствующее празднование в католической церкви.
«Два пламенеющих сердца» – эмблематический образ, отвечавший настроениям «чувствительного века», образ перешел в бытовую дворянскую культуру, его можно было встретить не только в салонных альбомах, но часто и на вещах, составлявших предметный мир дамского обихода», – пишет филолог Л.И. Сазонова. Среди таких исследовательница указывает, например, веер 1780 – 1790-х годов из коллекции музея-усадьбы «Останкино», украшенный по сторонам изображениями двух пылающих сердец в маленьких медальонах, а в центре – также пламенеющие сердца на пьедестале, принесенные в жертву богу любви.

Как символ любви необыкновенно популярно и изображение двух птиц (голубей), значение образа не изменилось по сей день.
Крест, книга, сердце и якорь. В этой триаде сердце имеет значение религиозного символа, книга используется как образ Священного Писания, а якорь с раннехристианских времен является символом надежды. Эмблема трех христианских добродетелей – веры, надежды и любви – получила в Европе самое широкое распространение, а в XIX веке в России была понятна даже ребенку: воспитанница Рязанского епархиального училища Л.А. Худзинская-Гоельская вспоминала, что здание этого учебного заведения украшал
«рельеф: сердце, якорь и крест, черный выпуклый, точно герб, красовавшийся наверху, (который) очень трогал мое детское сердце».
Чаша. Встречается в различных сочетаниях с другой христианской символикой, сосуд с кровью Христа, чаша Святого Причастия.

Бумажник. 1830-40-е гг. Вышивка бисером. Илл. из книги Е. Моисеенко, В. Фалеевой “Бисер и стеклярус в России XVIII – нач. XX века”. Изобр.: рог изобилия, кадуцей, шлем Меркурия… Текст “amitie” (фр. дружба).

Вышивка мелким бисером по холсту, 1840-е гг. Илл. из книги Е. С. Юровой “Эпоха бисера в России”. Изобр.: уроборос, увитый цветами, первые буквы названий которых составляют слово «freundschaft». Знак вечной дружбы.


Агнец. Образ Агнца как символа Христа, известный еще с раннехристианского времени, встречается в рисунках для вышивания на протяжении столетий, например, в альбоме И. Зибмахера 1604 г.
Сноп. В европейских вышивках XVII века встречается рядом с изображением тернового венца, гвоздями распятия и другими атрибутами казни Христа и символизирует, вероятно, хлеб Причастия, тело Христово. Но позднее является скорее как образ достатка и плодородия, аллегория поры урожая вместе с граблями и косой, увитый лентами и цветами. Есть и третье значение: сноп и серп могут означать окончание жизни в зрелом возрасте, но в этом смысле встречается скорее в оформлении надгробных памятников этого времени.
Античные мотивы и символы также весьма популярны: колонны, жертвенники, амуры встречаются в вышивках с заметным постоянством.
Рог изобилия с цветами и плодами – атрибут Фортуны, символ благополучия и достатка, часто встречающийся символ и декоративный элемент вышивки; кадуцей – окрыленный жезл, увитый змеями, атрибут Меркурия, устоявшийся символ торговли; уроборос – змея, глотающая свой хвост, древний символ вечности, соединения начала и конца; факел – символ жизни, опущенный факел – символ угасшей жизни; колчан, стрелы и лук – атрибуты Амура...
Популярна в вышивке XVIII – XIX веков и мемориальная символика: обелиск, урна, усеченная колонна, плакучая ива. Наиболее характерны эти мотивы для американской традиции, где имели место вышитые картины с надгробным памятником конкретному лицу, но встречаются с менее выраженным траурным значением, скорее как поэтический образ, в русской дворянской вышивке. Упомянутый И.Ф. Нетто рекомендовал вышить «могильный холм с крестом в окружении кипарисов – на альбоме уезжающему другу».
Как видим, вышитые мотивы могли говорить о назначении украшенного ими предмета. Указанные эмблемы и символы чаще встречаются на небольших бумажниках, кошельках, нередко предназначавшихся в подарок. Быть может, дело еще и в удобстве небольших символических мотивов для передачи замысла вышивальщицы, приготовившей его?

В пышных красках соцветий
Спешите в мой прохладный сад,
Поклонники прелестной Флоры!
Здесь всюду манит ваши взоры
Ее блистающий наряд…
По вкусам, лицам и годам
Цветы в саду своем имею:
Невинности даю лилею,
Мак сонный – приторным мужьям,
Душистый ландыш полевой –
Друзьям смиренным Лизы бедной,
Нарцисс несчастливый и бледный –
Красавцам, занятым собой.
П. Вяземский. Цветы.

В 1811 году в Париже вышла книга Б. Делашене «Азбука флоры, или язык цветов», далеко не единственная в ряду подобных изданий. Однако примечательная тем, что, по указанию филолога К.И. Шарафадиной, этот француз предложил обозначать буквы французского алфавита изображением цветка и использовать такую азбуку в вышивке.
«Язык цветов» в версии Б. Делашене был знаком нашим соотечественницам, в частно
сти Анне Алексеевне Олениной (1808 – 1888), которой А.С. Пушкин адресовал несколько стихотворений. Известно также, что в 1831 году она написала роман, оставшийся в рукописи, где упоминается вышивание по канве цветочной «гирлянды из пунцовых кактусов с листами плюща». По мысли автора, сочетание цветов должно было означать: «верность (плющ) может покорить неприступное сердце (опунция)». Таким образом, не приходится сомневаться, что современники А.А. Олениной обращали внимание на символику цветов в вышиваемых ими узорах.


Кроме того, и у идеи «цветочной азбуки» нашлись последователи: издатели рисунков для вышивки берлинской шерстью предложили рукодельницам целую серию цветочных венков, в которых первые буквы названий цветов складывались в некое послание. Известны венки, скрывающие в многообразии и пышности соцветий слова freundschaft (нем. «дружба»), andenken (нем. «сувенир»), erinneung (нем. «напоминание»), а также имена – как мужские, так и женские.
Бытование таких рисунков в России в дворянской среде очевидно: экземпляры их, а также выполненные по ним работы шерстью и бисером сохранились в отечественных музеях и частных собраниях. С большим удовольствием рекомендую читательницам рубрики, заинтересовавшимся «цветочной тайнописью», статью Ю. Капустиной «Когда за пяльцами прилежно сидите вы…» [Электр. ресурс: http://julia-72.livejournal.com/tag/статья].
Завершая, отмечу, что использование символов в вышивке не кануло в Лету. Вспомните хотя бы современные рисунки для вышивки знаков зодиака. Они, например, украшают вышитое бисером плато под лампу из собрания Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Исследователи датируют работу 1840-ми годами.


Назад в раздел
Ещё

Печатный журнал "Formula рукоделия"