Сад в пяльцах. Часть I Ирина Чурина, 02 декабря 2017, 02:55

Рубрика:   История в рукоделии
Тип материала:   Статья
Вид рукоделия:   Все виды рукоделия, Номер журнала (82(2)2017 )
Купить в магазине:   www.shop-fr.ru

Растительные узоры старины

 
Природная красота трав и соцветий ценилась вышивальщицами издавна. Хотя о древнерусском узоре нам известно немного, растительный орнамент встречается на ранних вышитых образцах еще XII века, среди элементов орнамента – крин, трехлепестковый цветок, заимствованный из Византии. 

 

Рисунок для вышивания. Нюрнберг. Около 1725 г. Художник Margaretha Helm, издатель J. Ch. Weigel. Музей Виктории и Альберта, Лондон.

 

Стилизованные цветы со временем становятся узнаваемы. Искусствоведы Л.В. Ефимова и Р.М. Белогорская отмечают, что в травном узоре вышивок XVI – XVII веков мастерицами хорошо разработана «форма гвоздики, тюльпана, шиповника», для вышивок характерен «крупный, богатый по разработке стилизованный цветок с отходящими от него изогнутыми побегами». 
И.Е. Забелин приводит характерные описания царицыных одежд XVII века: «шиты золотом да серебром травы, межь трав орлы, и инроги и птицы и листье оксамичены…(вышиты под аксамит, старинную узорную ткань. – И.Ч.)». Рисовальщиков травного узора в мастерских называли «травщиками».

  

Дэниел Маклис. Портрет Кэтрин Хогарт. 1847 г. Супруга Ч. Диккенса изображена 
с вышитым цветочным бордюром на коленях.

В то же время в Европе любовь к цветам выражалась еще более ярко, довольно выразительно об этом написала историк Т.А. Лукина: «И в средние века, и в эпоху Возрождения, и в XVII веке вышивание было любимым занятием всякой женщины... Узоры для вышивания создавали художники. С XVI века печатались книги таких моделей, как правило, флорилегиумы (трактаты о цветах. – И.Ч.). Француз Ж. Робен устроил неподалеку от Лувра специальный сад для живописцев цветов, поставлявших образцы вышивальщицам... Там в 1608 году трудами королевского вышивальщика П. Балле был создан первый значительный флорилегиум века – «Сад христианнейшего Генриха IV». 
В XVIII веке, когда модной становится вышивка гладью, цветы в вышивке приобретают реалистичность. При этом они складываются в богатые барочные букеты. Природные изящество и пышность садовых цветов усиливаются художниками. Таковы рисунки для вышивания, изданные в Нюрнберге около 1725 года, из музея Виктории и Альберта. 
Европейские модные тенденции проявляются и в России, где в XVIII веке в композиции вышивок в дворцово-усадебной среде значительное место занимают букет, перевязанный лентой, рог изобилия с цветами и фруктами, вазоны с пышными букетами. 
В народной вышивке цветок встречается не так часто, как можно было бы ожидать, в швах по счету нитей преобладают геометрические формы, зооморфные, антропоморфные мотивы. Растительные мотивы часто имеют вид древа, ветви, трав, реже цветов. Зато в швах со свободным контуром нередко встречается растительный узор с крупным пышным стилизованным цветком в центре. Л.В. Ефимова и Р.М. Белогорская отмечают также, что теперь и в народной вышивке «значительное место отводится букету, перевязанному бантом у основания, и вазону с цветами – мотиву, пришедшему в народную вышивку, вероятно, под влиянием рисунков шелковых тканей отечественного производства с «пукетами», из которых обычно шили праздничные сарафаны». Вероятно, тут сказывалось и влияние вкусов знати. Отметим, что слово «букет» – от фр. bouquet (bouquet d’arbres – роща) – нашими соотечественниками было переосмыслено как происходящее от слова «пук, пучок» и потому звучало как «пукет».

 

 

Джозеф Северн (1793 – 1879). Эрминия и Хелена. 

Пестрое царство флоры 
«А как она вышивала, это было загляденье. Раз она вышила дедушке Константину Петровичу подушку: на небесно-голубом фоне две большие ветки сирени, белой и лиловой; на одной из них гнездышко и две колибри. Не знаю, как она умудрилась это сделать, но птички ее отливали и красным, и синим, и зеленым. И все это из головы, свое, без всякого подражания!» Е.П. Штейнгель. Воспоминания о деде моем Ф.П. Толстом и матери моей М.Ф. Каменской. 
Цветы становятся преобладающим мотивом в вышивке, украшающей одежду, предметы интерьера. Во второй половине XVIII века рисунки для вышивания предлагают мелкие цветочные узоры для вышивки фестонов, манжет, воротничков, цветочные композиции для бумажников. Техника глади позволяла добиться мастерице необходимого для реалистичности изображения перехода цветов: «В некоторых цветах, как, например, роза… переход цветов достигается стежками одного цвета по другому… На языке вышивальщиц это называется сиянием», – наставляет мастериц пособие по вышивке И.Ф. Нетто 1795 года. Среди цветов издания узнаем изящные розочки, тюльпаны, васильки, фиалки и ландыши. 
Популярность цветочных мотивов в декоративно-прикладном творчестве в начале XIX века возрастает в связи с распространением цветочной символики, о чем пишут К.И. Шафарадина, Э. Басманова, другие исследователи. 
Кроме того, в вышивке, как и в живописи и в других декоративно-прикладных видах искусства, нашел отражение интерес общества к диковинным растениям, которые в XVI – XVIII веках активно ввозили в Европу со всего света: их разводят в оранжереях и зимних садах. Экзотичные растения получают имена в честь античных героев, европейских ученых и монарших особ. Так, амариллис родом из Африки носит имя античной нимфы, а цветок «райской птицы» был назван в честь жены британского короля Георга III, королевы Шарлотты Мекленбург-Стрелицкой (1769 – 1818), считавшейся одной из самых красивых женщин своего времени. Эти яркие и необычные цветы появляются в рисунках для вышивания наряду с привычными тюльпанами и розами, а также экстравагантные опунция, рябчик императорский, гибискус, страстоцвет. 
При этом экзотические цветы получают и символическое значение. Так К.И. Шафарадина, рассматривавшая творчество А.А. Олениной, указывает, что та в 1831 году писала роман, оставшийся в рукописи, где упоминается вышивание по канве цветочной «гирлянды из пунцовых кактусов с листами плюща», и поясняет, что, по мысли автора, сочетание цветов должно было означать: «верность (плющ) может покорить неприступное сердце (опунция)». 
Когда с конца XVIII века распространяется «шитье по канве», необыкновенно популярны становятся цветы – букеты, венки, гирлянды, цветочные бордюры – в европейских рисунках для вышивания крестом и бисером, которыми с начала XIX века активно пользуются и русские рукодельницы. С одной стороны, этому способствовала богатая палитра цветов берлинской шерсти и бисера, доступная теперь состоятельным мастерицам. С другой – в вышивке крестом и не самой искусной вышивальщице было под силу повторить рисунок причудливого цветка так, что в нем угадывалось конкретное растение. 
«Превосходно исполненные ковры, на которых изображены были цветы… – вспоминала Е.Н. Водовозова (1844 – 1923) о работах выпускниц Смольного института, – приводили в… восторг не посвященных в это искусство воспитанниц» (На заре жизни). 
«Бабушка моя была немка родом, умная женщина, прекрасная мать и большая рукодельница, – вспоминает о Елизавете Егоровне Барбот М.Ф. Каменская. – Она производила иголкой и шелком по полотну a petits points (фр. «мелкими стежками») такие пейзажи и цветы, что им дивиться надо. Это и я могу подтвердить, потому что работы ее сохранились у меня до сих пор…» (М.Ф. Каменская (1817 – 1898). 
Воспоминания). 

 

Ирина Чурина  
историк, к. и. н., специалист по дореволюционной истории России и русской культуре. 
Выпускница исторического факультета 
Удмуртского государственного университета. В 2007 году окончила аспирантуру на кафедре истории западноевропейской и русской культуры СПбГУ. 
Библиотекарь Научной библиотеки СПбГУ. E-mail: apai-it@mail.ru

Назад в раздел
Ещё

Печатный журнал "Formula рукоделия"