О цветах, живых и искусственных, в повседневной жизни русского общества Ирина Чурина, 16 января 2017, 01:59

Вид рукоделия:   Художественное творчество (Живопись), Номер журнала (81(1)2017 )

  

Ирина Чурина 
историк, к. и. н., специалист по дореволюционной истории России и русской культуре.
Выпускница исторического факультета Удмуртского государственного университета. В 2007 году окончила аспирантуру на кафедре истории западноевропейской и русской культуры СПбГУ. Библиотекарь Научной библиотеки СПбГУ. E-mail: apai-it@mail.ru

Во времена А.С. Пушкина цветок мог стать посланием, символом, воспоминанием… Однако и в более давние времена нашей истории цветок был образом прекрасного, как мотив его использовали в орнаменте, в книжной иллюстрации, росписи предметов быта, вышивке. Сад в древнерусской культуре был символом рая. Насаждались монастырские сады, «винограды обительные», в XVI – XVII вв. в Москве было несколько государевых садов. Д.С. Лихачев приводит сведения о том, что, согласно описям, в московских садах росли «касатики, лилеи желтые и белые, гвоздика душистая, гвоздика ранняя, калуфер, розы травные, пижмы, мята немецкая, пионы кудрявые, кусты иссопу, тюльпаны, девичья краса, пионы «суховатые», гвоздика репчатая, орлик, кусты «мамрасу», фиалки лазоревы, фиалки желтые, сребреник русский и немецкий».

  


Под влиянием европейской традиции в XVIII веке цветы стали еще более важным элементом декора. С 1791 года, когда в Таврическом дворце Петербурга был устроен первый зимний сад, оранжереи и комнатные цветники постепенно становятся частью повседневности. По правилам этикета цветы были самым «лучшим предметом для дружеского подарка» наряду с книгами, конфетами и (!) дичью.
А.В. Стерлигова, воспитанница Екатерининского института благородных девиц, пишет о праздновании именин в Институте: «…в число подарков входили букеты живых цветов, бомбоньерки… несессеры, духи, перчатки» (1850-е гг.).
Цветы рисовали в альбомах, описывали в стихах, хранили между страницами книг, посылали в письмах. Даже собирание гербария было нередким увлечением в дворянской среде.
В.Н. Харузина (1866 – 1931) вспоминала о своем детстве, что в ее семье «старшие мальчики выходили на прогулку с ботанизирками (специальная папка для гербария. – И.Ч.), возились с папками для просушки растений».
Наконец, цветы стали играть важную роль в украшении как интерьера, так и дамского платья и прически.

    

Цветы в дамском туалете
При этом особую роль играли и мода, и этикет, и некоторые практические соображения. В 1853 году воспитанница Смольного института благородных девиц, баронесса Юлия фон Икскюль во «Вступлении молодой девицы в свет…» дает следующие рекомендации девушке: «При новом белом платье на первый раз должны быть одни только белые цветы и банты; но если наденете то платье во второй раз, то употребите и другие цветы – это будет вновь усиливать и возвышать белизну платья, натурально уже несколько потемневшую».
Цветы могли украшать волосы дамы, небольшим пучком быть приколоты к платью, сопровождать ее в букете, а иногда для украшения наряда использовали целые цветочные гирлянды. Живописное цветочное убранство августейших особ во время празднования 25 июня 1841 года дня рождения государя Николая I описано
А.М. Яковлевой, камер-юнгферой великой княжны Марии Александровны, супруги Александра II:
«Белое платье императрицы (Александры Федоровны. – И.Ч.) было украшено букетами из васильков (ее любимый цветок), голова убрана такими же цветами. Белое платье цесаревны было вышито соломой, голова убрана красным маком и колосьями, платье украшено такими же цветами, в руках букет из таких же цветов… У императрицы, у цесаревны и у других великих княгинь и княжон цветы были усеяны бриллиантами: в средину каждого цветка на серебряной проволочке был прикреплен бриллиант; он изображал как бы росу и эффектно колебался на своем гибком стебельке».
Выбор цветов был обусловлен характером празднования (в данном случае «раут в виде сельского праздника»). Но иногда цветочные композиции являли собой сложные задумки со скрытым смыслом. С.П. Жихарев в 1805 году писал о том, что государь Александр I «обворожил всех, от мала до велика… женщины придумывают разные способы для доказательства своего к нему уважения. Так, в память пребывания его в Берлине дамы ввели в моду носить букеты под названием александровских, которые собраны из цветов, составляющих по начальным буквам своих названий имя Alexander. Без этих букетов ни одна порядочная женщина не смеет показаться в общество, ни в театр, ни на гулянье. Вот из каких цветов составляются букеты… большие носят на груди, а маленькие в волосах: Anemone (анемон), Lilie (лилия), Eicheln (желуди), Xeranthenum (амарант), Accazie (акация), Nelke (гвоздика), Dreifaltigkeitsblume (веселые глазки), Epheu (плющ) и Rose (роза). Мило и остроумно!»
Подобные акрограммы были свойственны не только букетам, существовали ювелирные акрограммы, когда имя или слово-послание зашифровывалось набором драгоценных камней. Например, Николай I подарил супруге браслет, в котором первые буквы названий камней составляли слово respect (фр. – почтение). Прижились акрограммы и в вышивке: в XIX веке были популярны рисунки цветочных венков для вышивания крестом или бисером, при этом первые буквы названий цветов такого венка или гирлянды складывались в имя или «послание».
Безусловно, свою роль играла и мода на тот или иной вид цветка. Ф.М. Достоевский в романе «Идиот» упоминает, что после выхода в свет романа А. Дюма «Дама с камелиями» «все требовали камелий, все их искали». Но были и устойчивые цветочные «стереотипы»: цветком невесты в XVIII веке, например, были розы – «розаны». В XIX веке в уборе невесты их сменяют померанцевые цветы – флердоранж.

Флердоранж
В 1840 году флердоранжевый венок и букет с миртом украсили королеву Викторию на ее свадьбе, эти растения, связанные еще с греческой мифологией, стали атрибутами бракосочетания в Европе.
16 апреля 1841 года состоялось венчание будущего императора Александра II и великой княжны Марии Александровны. Из воспоминаний современников следует, что ее подвенечный наряд включал цветы флердоранжа. А.М. Яковлева писала: «Белый сарафан ее был богато вышит серебром и разукрашен бриллиантами… На голове – бриллиантовая диадема… Императрица сознавала, что не драгоценные алмазы должны в этот день украшать невинное и чистое чело молодой принцессы; она не удержалась от желания украсить голову невесты цветком, служащим эмблемой чистоты и невинности. Императрица приказала принести несколько веток живых померанцевых цветов и сама воткнула их между бриллиантов в корону; маленькую ветку приколола на груди; бледный цветок не был заметен среди регалий и драгоценных бриллиантов, но символический блеск его умилял многих».
О том же самом пишет великая княжна Ольга Николаевна: «Утром была обедня, в час дня официальный обряд одевания невесты к венцу в присутствии всей семьи… Под конец Мама еще прикрепила под вуалью маленький букетик из мирт и флердоранжа».
В романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» (1870-е гг.) мы видим Кити «в белом платье, длинном вуале и венке из померанцевых цветов». Флердоранж присутствует в подвенечном наряде и на известных живописных полотнах того времени: В.В. Пукирев «Неравный брак» (1862); Ф. Журавлев «Перед венцом», «После свадебной церемонии» (1874); В. Маковский «К венцу. Прощание» (1894). Интересно, что на всех картинах флердоранж призван подчеркнуть чистоту невест и их юность рядом с женихом в возрасте. Если замуж выходила вдова, флердоранж был уже неуместен, его заменяли незабудки и другие цветы.

Портбукет
Безусловно, живые цветы в букете, в прическе или на корсаже платья были весьма эффектны и часто использовались состоятельными модницами. Великая княжна Ольга Николаевна в воспоминаниях, относящихся к 1838 году, писала о подруге Марии Барятинской: «Несмотря на то что Барятинские жили в девяти верстах оттуда, она приехала со свежими цветами в волосах. Большинство цветов было еще в бутонах, и в тепле, во время танца, они распустились». Чтобы сохранить живой цветок в дамском туалете дольше, использовали портбукет (porte-bouquet, от фр. porte – носить, bouquet – букет) – предмет для ношения цветов. Портбукет с небольшим количеством воды можно было прикреплять к одежде или держать в руке. Изготавливали их из различных металлов, слоновой кости, дерева, украшали драгоценными камнями… Некоторые портбукеты сочетали в себе функции: имели небольшое зеркальце или карне-блокнот, некоторые модели имели ножки и при желании становились вазочками. Маленькая «бутоньерка» также является разновидностью портбукета.
Портбукеты, появившиеся во Франции при Людовике XIV, в XVIII веке стали модными в России. В 2015 году в Эрмитаже было выставлено более сотни старинных портбукетов. Основу экспозиции составила частная коллекция портбукетов Билджи Кенбера (Франция). Со временем портбукеты получили распространение в более широкой среде, их использовали и в начале XX века, в то же время они стали скромнее, изготавливались даже из бумаги и папье-маше, декорировались кружевом, шелковыми лентами.
Разумеется, живые цветы были не дешевы, а для зимних балов являлись настоящей роскошью (одними из самых дорогих были орхидеи). В связи с этим развивалось производство искусственных цветов.
«Вы, думаю, знаете уже, что к бальному туалету принадлежат искусственные цветы, – замечает баронесса Юлия фон Икскюль, – употребляемые частию для головного убора, частию для украшения платья, а потому дается Вам добрый совет запасать себе всегда очень тонко, искусно и прочно сделанные цветы; потому что дешевые и худо сделанные цветы Вы употребите не более как на один только бал, между тем как крепкие и тонкие цветы можете носить целый год свежими, заново и необорванными; даже если они и повредятся, то очень легко могут быть поправлены, при соблюдении полезной экономии».

Искусственные цветы
Действительно, искусственные цветы были востребованы. Их также привозили из Европы, где в Италии (здесь их еще в XVI веке изготавливали для украшения храмов и священных изображений), а затем и во Франции производились цветы из тканей, проволоки, воска и других материалов весьма высокого качества. Э. Басманова приводит сведения о том, что для украшения банкетов при русском дворе в 1739 году имелось 9525 цветов из перьев «на итальянский вкус» и 8570 «малых, китайских, бумажных, на проволоке, разным манером».
Поскольку искусственные цветы украшали дамские наряды, их продавали в модных магазинах, а также в специализированных заведениях, торговавших перьями (плюмажем) и цветами. Так, в 1820 – 1830-х годах в Москве работало «цветочное заведение госпожи де Ладвез», предлагавшее покупателям «цветы разного сорта». В Петербурге начала 1830-х цветы, которые «ни в чем не уступают парижским», производила мастерская четы Лапиных на Большой Миллионной улице, при этом русский товар был «едва ли не вдвое дешевле».
Т. Руденко, изучавшая историю модной торговли в Москве XIX века, пишет: «Каждую неделю приходили известия о новых цветочных композициях… Цветочницы «ваяли» веточки акации, ивовые, каштановые и сиреневые ветки, виноградные гроздья… камыш, плоды олив, слив, черешен, золотые и серебряные колосья».
Издание «Северная пчела» в 1832 году сообщало своим читателям: «В цветочных магазинах делают розы… они при свечах блестят, как алмазы. Эти розы в большой моде». «На многих шляпках видны букеты из дубовых листьев с желудями», – писали модные издания в 1834 году.
Со временем изготовление цветов стало обычным рукоделием, доступным многим. В 1898 году в Петербурге было издано «Подробное руководство…» А.А. Иконниковой с 475 иллюстрациями, в котором описывалась технология создания сотни различных видов цветов, в том числе флердоранжа.

Назад в раздел
Ещё

Печатный журнал "Formula рукоделия"