Вышитые признания в любви Ирина Чурина, 27 января 2018, 12:43

Рубрика:   История в рукоделии
Тип материала:   Статья
Вид рукоделия:   Все виды рукоделия, Номер журнала (77(1)2016), Вышивка
Купить в магазине:   shop-fr.ru

…Я ж, прибирая для порядка,
Нашла в комоде медальон:
Волос там светло-русых прядка,
А на портрете прежний, «он».
М.А. Кузьмин.
Бисерные кошельки. 1912 г.

Вот – мои воспоминанья:
Прядь волос, письма, платок,
Два обрывка вышиванья,
Два кольца и образок...
К.К. Случевский (1837 – 1904)

От автора
История, которую я хотела бы рассказать сегодня, особенная – отчасти романтичная, отчасти готическая и несколько детективная. Она была задумана первой в цикле статей по истории вышивки, но, поскольку хронологически она относится к XVIII – XIX вв., пришлось ее отложить. Настал и ее час…

Итак, вышивка как способ украшения ткани известна едва ли не всем народам мира. Материал для вышивки при этом традиционно льняное или конопляное домотканое полотно, льняные, шерстяные и шелковые нити, о чем подробно было сказано прежде («Formula Рукоделия», №76). К концу XIX века хлопковое мулине стало господствовать в вышивке. Еще в «Полной энциклопедии женских рукоделий» Терезы Дильмонт говорилось: «Долгое время вышивали только шерстью или шелком, но несколько лет тому назад, когда окраска и фабрикация бумажных ниток сделали громадные успехи, эти нитки стали играть большую роль в вышивании по канве. Конечно, шелк до сих пор занимает первое место для богатых работ; но его нельзя рекомендовать для вещей, которые будут употребляться часто. Его природная нежность и хрупкость не могут противостоять внешним влияниям и времени. С другой стороны, шерсть – конечно, более крепкая, чем шелк, – непрактична потому, что в ней заводится моль, съедающая ее. Зато бумага и дешевле шелка, и крепче его, и не так легко портится, как шерсть».
Однако кроме этих материалов издавна в рукоделии применялся и волос, конский или человеческий. В той же энциклопедии Т. Дильмонт можно прочесть об использовании волоса для штопки. Довольно широко волос использовался при вышивании мелким бисером. Существовала и традиция вышивания волосом, но вышивали таким образом лишь особенные вещи.

Иллюстрация из книги Е.С. Юровой «Эпоха бисера в России». Бумажник, начало XIX в.
Вышивка волосом по шелку. Частная коллекция.

Часть первая, готическая
В использовании человеческого волоса для чего бы то ни было всегда есть символизм, некая сакральность. Обычай хранить волосы уходит в глубокую древность, у разных народов существовали те или иные традиции в этой связи, однако поговорим о европейцах. Думаю, общеизвестен обычай хранить прядь волос любимого человека, нередко ребенка, как знак его бытия, напоминание о младенческих годах. Возлюбленные могли обменяться прядями: «Карточки Машиной мне не пришлось получить. Но у меня были ее волосы: через Юлю мы обменялись с нею волосами», – вспоминал В.В. Вересаев (1867 – 1945).

В Европе прядь волос оформляли в кулон или брошь, которые играли роль футляра. Кроме того, существовал и обычай изготовления украшений непосредственно из волос: браслетов или ожерелий. В лондонском Музее Виктории и Альберта хранятся десятки подобных экспонатов. Наиболее ранний из них – фрагмент игольного кружева из человеческого волоса 40 – 80-х годов XVII века, которое, по предположению исследователей, использовалось как браслет. Подобная вещь, очевидно, упоминается в стихотворении Джона Донна (1572 – 1631) «Мощи» (перевод Д.В. Щедровицкого):

Когда мою могилу вскрыть
Придут, чтоб гостя подселить…
То, раскопав, найдут
Браслет волос вокруг моей кости
(а bracelet of bright hair about the bone),
А это может навести
На мысль: любовники заснули тут,
И тем их хитрость хороша,
Что вновь с душою встретится душа…

Памятный кулон с прядью волос, Англия, 1810 г. Музей Виктории и Альберта, Лондон.

В данном случае волосяной браслет воспринимался как знак любви, очевидно, для его изготовления использовался волос возлюбленной.
Позднее эта традиция получила развитие в ином ключе: поскольку в XVIII – XIX веках отношение к смерти было особым, необыкновенно развиты были традиции траура, принято было хранить разного рода «мемории» – напоминания о смерти вообще и смерти родных в частности, – стали очень популярны украшения из волос любимого умершего человека.

Мемориальный семплер Mary Bechler, 1838 г. Вышивка человеческим волосом
и шелком по льну. Музей дизайна Купер-Хьюитт, Нью-Йорк.

Разумеется, по-прежнему хранили прядки волос в кулонах, некоторые из них могли иметь форму гробика, другие были вполне обычными, округлой формы, украшались драгоценными камнями, а прядкам волос придавали в кулонах и брошах художественную форму – использовали различные плетения, выкладывали флористические композиции. Наконец, из волос умерших изготавливались памятные траурные венки. Изготавливались они с большим мастерством, существовали специальные ремесленники, которые обезжиривали волосы с помощью кипячения в соде и придавали им художественную форму.

Украшения из волос стали модными и в Новом Свете, где шла Гражданская война. Правила этикета регламентировали поведение родственников усопшего до мелочей. В широко известном романе о ношении траура читаем: «Вдова обязана носить омерзительное черное платье без единой ленточки, тесемочки, кусочка кружев – даже цветок не должен его оживлять, даже украшения, разве что траурная брошь из оникса или колье, сплетенное из волос усопшего» (М. Митчелл. Унесенные ветром).
Если вас такое положение дел смущает, взгляните на это глазами человека той поры: «Волосы – это одновременно и самый изящный, и самый современный материал, который может пережить нас, подобно любви. Они настолько легкие, мягкие и так далеки от мыслей о смерти, что, имея локон волос, принадлежавший ребенку или другу, мы можем посмотреть в небеса и сказать: «Твоя часть сейчас здесь, со мной, что практически то же самое, если бы ты был сейчас рядом», – писал модный журнал того времени (Godey’s Lady’s Book, США, 1850 г.). В 1876 году, например, вышла книга Ladie’s Fancy Work, в которой наряду с работами из соломки и бумаги отдельная глава была посвящена изготовлению цветов из волос (hairwork flowers).

Ныне в США существует Музей волос Лейлы Коун, где представлена коллекция траурных венков из волоса, а также действует общество Victorian Hairwork Society. Одним из интересных экспонатов музея, кстати, является альбом с прядями волос членов одной династии, собиравшийся с 1725 по 1900 год.
Но вернемся к вышивке: теперь вас не удивит, что в начале XIX века, вышивая семплеры, школьницы Пенсильвании, например, для причесок Евы и людей вообще использовали человеческий волос.

Бумажник. Вышивка волосом. XVIII – XIX вв. Частная коллекция. Публикуется по книге
С. Образцова «Моя кунсткамера».

Часть вторая, романтичная
В России европейская традиция проявилась лишь отчасти: прядь волос хранили в медальонах, а также в коробочках и мешочках. Например, в Кремле хранятся шесть медальонов с прядями волос царственных особ, в том числе императрицы Елизаветы Петровны. Прядь волос А.С. Пушкина хранится в медальоне в его квартире в Петербурге.
И как ни странно, в России в конце XVIII – начале XIX века была весьма популярна традиция вышивки человеческим волосом. В литературе встречается несколько упоминаний о такого рода вещах. «Сохранились своеобразно украшенные бумажники, – пишут Л.В. Евфимова и Р.М. Белогорская в книге «Русская вышивка и кружево», в которой опубликована фотография одного из них (1-я четверть XIX века) с морским пейзажем в цветочной рамке. – Их графичные узоры напоминают гравюру».
О вышитых волосом бумажниках упоминает коллекционер Е.С. Юрова, в альбоме которой опубликованы три подобных работы. Два бумажника хранятся в коллекции режиссера С. Образцова. Именно он обратил внимание на то, что готовились они девушками в подарок женихам.

Вышивка волосом, как правило, выполнялась на белом фоне и по своей графичности действительно была близка к гравюре, которая и могла служить образцом для нее. По характеру исполнения она похожа также на вышивку черным шелком по белому фону, применение же волоса придавало ей некоторую эксклюзивность и интимность. В этом смысле вышитый бумажник или кисет был своего рода даром любви. Его предназначение определяло и характер вышитого сюжета: порой это была дань мужским интересам – могла быть вышита пушка с ядрами или корабли на море, а порой изображались помощники влюбленных – амуры.
Е. Сабанеева (1770 – 1828) в своих воспоминаниях описывает работу своей бабушки по отцу, остзейской немки Юлии Ивановны Прончищевой (Борнеман): «Работа эта была такая изящная и художественная, что после я никогда в жизни не встречала ничего подобного. То был кисет для табака из белого атласа, по сторонам которого были вышиты волосами в тень два наив-ных ландшафта: один представлял хижину в лесу, ручей, мостик, другой – аллею сада. На полянке – мавзолей в виде колонны. Перспективность ландшафта доказывала в исполнительнице работы знакомство с живописью, вообще эта работа была тонкая, требующая большого терпения и искусства». Более чем вероятно, что необыкновенный кисет был даром жениху, так как Юлия вышла замуж в 16 лет и умерла вскоре после родов первенца.

На бумажнике из коллекции С. Образцова также изображены сложные композиции. На одной его части вышиты две многофигурные сцены: на первой можно разглядеть человека, сидящего за столом со свечой, на второй – человека, кующего меч. На другой части бумажника помещено изображение крошечного ключика внутри сердечка, заключенного в кольцо-змейку, глотающую свой хвост. Это древнегреческий символ «уроборос» («пожирающий хвост») – знак бесконечности, в данном случае, можно думать, бесконечной любви. Под знаком помещена надпись «toi seul en a la clef», что можно перевести как «ключ у тебя одного». На бумажнике читается и фрагмент угасшей, как говорят специалисты, т. е. выцветшей надписи чернилами: написанный текст, кажется, содержит имя «Петръ». Что ж, видимо, иная вышивка по сей день способна сказать о себе, что она не просто кусок украшенной ткани, но настоящее признание в любви.

Постскриптум
Традиция вышивания человеческим волосом переосмыслена в фильме «Из времени во время» (Великобритания, 2009 г.): одна из героинь ближе к финалу картины по совету гадалки вышивает человеческими волосами пейзаж со своим домом, благодаря которому должны быть найдены украденные драгоценности.
В наши дни также сохранилась вышивка человеческим волосом: свидетельство тому работы некоторых художников – например, З. Пулидо (Zaira Pulido, Колумбия), создающей портреты на ткани именно из этого материала, или текстильного художника Ж. Шереос (Jenine Shereos, США).

При подготовке статьи использованы материалы сайтов Музея Виктории и Альберта, Музея дизайна Купер-Хьюитт.

Назад в раздел
Ещё

Печатный журнал "Formula рукоделия"